• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: говнотворчество (список заголовков)
19:04 

lock Доступ к записи ограничен

Viva la vida!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:51 

lock Доступ к записи ограничен

Viva la vida!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:42 

Мне пиздец

Viva la vida!

@музыка: "Если я умру на твоих руках, ты меня оплакивать не спеши..."

@темы: говнотворчество, моё

17:21 

Viva la vida!
Писать посвящения - не мое занятие, но иногда накатывает настроение, связанное с тем или иным человеком...

 

 


@темы: записки сумасшедшего, говнотворчество

16:16 

Viva la vida!
http://ficbook.net/readfic/245810

Эмрис сходит с ума....

@темы: моё, говнотворчество, бред

19:40 

В вечной тьме с промежутками в виде умерших душ

Viva la vida!

- Я никогда не отнимал молоко от
уст младенцев… никогда не выгонял овец с пастбищ их… Я никогда не убивал… Я
чист! Я чист!

Голос новоприбывшего эхом разносился по всему залу: проплывал над головой, окутывал и отдавался ноющей
болью в затылке.

- Хватит, - ну да, конечно. Все должно быть ровно по тексту, испытанному тысячелетиями. Каждый раз одно и то

же, слово в слово, даже интонация почти всегда была одинаковой – у
новоприбывших волнение в голосе, а у меня – покровительственность и могущество.
Все как всегда.

- Первый демон врат дома Осириса! – взволнованно прошептал новоприбывший и начал оглядываться по сторонам в надежде хоть кого-нибудь увидеть. Стандартная ситуация. Все они всегда пытаются разглядеть своих собеседников, хоть и понимают непреодолимую разницу между нами.

- Ты готов увидеть мое лицо? – опять же – стандартный вопрос, обязательный перед появлением. Мало ли – вдруг с
ума сойдет или что-нибудь эдакое выкинет? Люди-то разные попадаются.

- Да, готов!

О! А это уже что-то новенькое. Давно же я не видел столько ликования в одном отдельно взятом человеке. Интересный кадр, нечего сказать. Любопытственный.

Я разрешил тьме расступиться.
Новоприбывший отшатнулся и в молчаливом изумлении уставился на меня, яки невинный агнец на недавно покрашенные врата. Я устало усмехнулся, вытащил из небытия сигарету и задумчиво закурил. Пауза затягивалась.

- Так ты – человек? – наконец смог из себя выдавить хоть какую-то фразу новоприбывший. Скажу честно – фраза
была так себе.

- Если ты ожидал увидеть на моем месте золотого дракона о тысячи головах, то мне придется тебя огорчить –
драконов не будет. Ни сейчас, ни позже, - ответил я и, покрутив в пальцах недокуренную никотиновую палочку, отбросил ее в сторону. – Внешняя оболочка не имеет значения в этом месте, а человеческое тело наиболее уместно и, к тому же, достаточно удобно. На самом деле я никак не выгляжу.

- Я… Я… - новоприбывший явно не знал, что ответить, но упорно хотел сказать хоть что-то. – Я чист!

- Это мы уже слышали. И про чистоту, и про младенцев, и про овец, - я усмехнулся и покачал головой. – Ты
сам-то себе веришь?

- Верю! – с готовностью, достойной хорошо выученного солдата, отчеканил новоприбывший и упрямо повторил.
– Я чист! Я чист! Я чист!

Эдакое троекратно «ура!» получилось. Даже смешно стало.

- Ну-ка повтори еще разок, грозный юноша.

- Я чист! Я чист! Я чист! – покорно взвыл он.

- Не верю! – сказал я, пытаясь сохранить серьезное выражение лица. – В актеры тебя с твоим мастерством не
возьмут.

- Что? – глаза у юноши округлились от удивления.

- Да хватит уже удивляться, - проворчал я. – Неужели ты думал, что пройти через первые врата дома Осириса
будет так легко? Ложь здесь неуместна.

- Но я же столько хорошего сделал! Вот например… - начал новоприбывший.

- Торг тоже.

Юноша тяжело осел на пол, которого, кстати говоря, отродясь не было, и крепко задумался. В образовавшейся
тишине было слышно, как переругиваются между собой его спутанные мысли. Через некоторое время новоприбывший встрепенулся, встал на ноги и сделал несколько шагов в сторону, предварительно отвернувшись от меня.

- Я никогда не отнимал молоко от уст младенцев… никогда не выгонял овец с пастбищ их… Я никогда не убивал… Я чист! Я чист!

Такого поворота событий я не ожидал. За время моего пребывания в этом странном месте мне пришлось многое
повидать, но такого «перезапуска системы» мне не встречалось никогда. Я громко рассмеялся.

- Это еще что за перезагрузка?

- Не помогло, - с обреченностью в голосе сказал юноша, повернулся ко мне лицом и виновато пожал плечами. – Должен же я был попробовать – а вдруг помогло бы?

Его ответ вызвал у меня новый приступ смеха.

- Как тебя зовут, мальчик? – спросил я, успокоившись.

- Валентин, - настороженно произнес он.

- Валентин, значит… Слушай меня внимательно, Валентин, рассказываю один раз, повторять не буду. Исповедь
отрицания говорят на Загробном Судилище, а не в первых вратах. Здесь обычно хватает простого заклинания. Это во-первых. А во-вторых… Как ты думаешь, если тебе не хватило сил убедить меня в своей невинности, хватит ли тебе сил убедить в ней богов?

Юноша задумался. На этот раз мои слова привели его не в шок, а в достаточно серьезное замешательство. Он
прекрасно понимал, что я был абсолютно прав – с его грехами в рай не попадают. Удивительно, что его пустили даже сюда, в первые врата.

- И что же мне теперь делать? – обреченно спросил Валентин.

- Правду говорить. И ничего кроме правды. Начнешь лгать и тебя сразу раскусят. Все же на самом деле проще не
бывает – говорить правду, рассказывай свою жизнь, как правдивую историю.

- А что делать с моими грехами? Я ведь столько натворил при жизни…

- А что с ними вообще можно сделать? Объясняй причину, другого выхода нет. У тебя же было хоть что-то хорошее?

- Было, наверно, - неуверенно начал Валентин. – Хоть я и натворил кучу дел, но зато… Зато… Зато я
лизоблюдством никогда не занимался! Вот!

- Молодец! Хвалю, - хоть слова юноши меня и позабавили, но смех я сдержал. – Уже готов к выходу. Давай, говори

заклинание и топай уже дальше – итак слишком долго здесь времени провел.

- Я - тот великий, кто создал свой свет, я пришёл к тебе, Осирис, я молюсь тебе, очищенный от всего оскверняющего…


В непроглядной тьме открылись яркие вторые ворота и Валентин быстро побежал к ним, испугавшись, как бы никто не передумал и не оставил бы его в первых вратах. Когда свет померк и тьма опять восстановила свои права на этой территории, я устало вздохнул и закурил еще одну сигарету.

- Бывают же идиоты. Легковерные, глупые, но забавные. Даже обидно как-то за них, все равно ведь застрянет где-нибудь, так и не дойдет до цели. Что ты думаешь, Следящий за огнем?

- Мне все равно. Тот, кто склоняет голову, не должен вмешиваться в дела нашего Подающего голос. Вот и не лезь. Я
же лезу.

Я не вслушивался в их разговоры. Я уже привык к тому, что мне достались не особо интересные собеседники в качестве сослуживцев. Одно только радовало – Тот, кто подает голос, имеет право разговаривать с такими вот забавными типами, как Валентин.

Так и живу – в вечной тьме с промежутками в виде умерших душ.

 


@темы: записки сумасшедшего, говнотворчество

17:54 

Суицидник. Одиночка. Безумец. Глупец.

Viva la vida!
Ночь... Снег... Боль... Слезы...
Зачем? За что?

Крыша девятиэтажного дома.

Одинчка.
Свой... но только для тех, кто рядом.

Доверие? Хм... Кривая усмешка на молчаливых губах.

Молчание... Крик... Молчание... Вдох...
Последний?
Да. Скоро все изменится... Опять. Скоро. Сейчас.

Шаг вперед.

Внизу машины и ослепляющий свет фонарей.
Плащ черным лебеден первый совершил падение с крыши.
А сейчас... Настала пора.

Суицидник. Одиночка.

Боль. Ночь. Снег. Слёзы.
Снежинка на руке.
Плечи расправлены. Решение. Шаг вперед...
Расправив крылья, он полетел.

Боль? Хм... Да. Это всё, что было, это всё, что осталось.
Печаль.

Человечество. Несокрушимая сила глупости и боли.

Одному существу не изменить целый мир.
Но у каждого свое смирение. Не все могут полететь, расправив крылья, не все смогут совершить решающий шаг, не все смогут просто понять.

Понимание? Хм... Кривая усмешка на молчаливых губах.
Могила понимания рядом с могилой доверия.

Суицидник. Одиночка. Безумец. Глупец.

Боль. Слёзы. Ночь. Снег.




@музыка: [Cyber]Melancholy - Suicide

@настроение: ...

@темы: моё, записки сумасшедшего, говнотворчество

20:38 

Viva la vida!
Я буду смотреть на твои облака
Сквозь линзы своих черно-красных очков,
Сквозь слой бутылочного стекла,
Сквозь раненный мир беспорядочных снов.

Сквозь линзы своих черно-красных очков

Я вижу твой мир в безобразных руках,
Укутанный в лживые мысли без слов,
Удушенный в темных и жутких парах.

Сквозь слой бутылочного стекла
Твой маленький мир становится равным.
А ты, как безвольная чья-то рука,
Становишься слабым, да ужаса слабым.

Сквозь раненный мир беспорядочных снов

Я снова вернусь, я приду за тобой.
И только твой выбор – рушитель гербов –
Останется правдой, как вечный герой.

@темы: бред, говнотворчество, записки сумасшедшего

18:08 

Viva la vida!
Ты стал мне новой репликой от Смерти,
Распутав старой верности клубок.
Ты разорвал мои вершины мести,
Как самый угнетенный лжепророк.

Ты начал разговаривать с подругой,
Закончил разговаривать с судьбой.
А я опять связала смертной краской
Двоих людей в порочности святой.

А ты молчи и жди немых упреков
От сводницы-развратницы Судьбы,
Которая оставит в наших душах
Прекрасные огрызки от любви.

@музыка: Мельница - Королевна

@настроение: рефлексия...

@темы: моё, говнотворчество

06:41 

Viva la vida!
Очень редко у меня бывают такие случаи, когда я что-то пишу только эмоциями, без всякого мыслительного анализа. Обычно после написания я разрываю (удаляю, уничтожаю) полученное говнищще "творчество", но в этот раз почему-то не порвала на мелкие кусочки смятые бумажки с не очень-то ценным текстом, решила выложить. И вот, что у меня получилось.


Георгию Ушакову.

Вещая глупыми речами,
Ты стал свободен от ветров
И, небо подперев рогами,
Ушел с победой в негу снов.

Ты много боли и веселья,
Интриг и страсти приносил,
Но жизнь - не ложь во искупленье,
Тебя никто не изменил.

Раздастся небо-оригами,
Сломает твой привычный сон,
Твоими личными речами
Тебя испепелит дракон.

О! этот мир не станет раем,
Согнемся мы под тяжбой слов!
Опять ты (с новыми рогами)
Ушел с победой в негу снов.


Олесе Цыкун.

Посмотри на меня.
Я - тот человек,
Который любит тебя.
Посмотри на меня
И живи,
На сколько тебе хватит сил.
Посмотри на меня...
Я же вижу,
Как тебе больно всегда.
Посмотри на меня
И не думай о смерти
Никогда, никогда, никогда!

Я тебя обниму, и мы будем молчать,
Упиваясь горем и болью,
Будем тихо вдвоем умирать,
Пролив слезы несчастной любовью.

А когда мы напьемся, нам станет больней,
И мы будем рыдать и смеяться...
Но на людях всегда будем всех веселей,
Чтоб счастливыми людям казаться.


Человеку.

Прости меня, я так хочу подохнуть,
Уйти из мира раз и навсегда,
Уйти из памяти людей, в земле усохнуть
И упорхнуть на небо в облака.

Мне места нет, я угасаю, таю,
С тобой я рядом, но ты не со мной,
А без твоей любви я умираю
И разрываю сердце тишиной.

За верность и за сильную любовь,
Прости меня за страх, за боль и нежность,
Прости меня за бешеную кровь,
Прости меня и отпусти в беспечность.

Я не могу так больше, я устала,
Так прекратите все меня держать!
Меня итак земля не отпускала,
А я хочу летать, летать, летать!


P.S. Сама бы себя убила за такую дерьмовую рифму и отсутствия ритма.

@музыка: Лепс - Я тебя не люблю; Цой - Закрой за мной дверь, я ухожу; Сплин - Прочь из моей головы.

@темы: говнотворчество

Истории, длиною в жизнь

главная